Квартира мечты Дмитрия и Златы Мудрогеленко

Прекрасные архитекторы и дизайнеры интерьера Дмитрий и Злата Мудрогеленко дали интервью Леониду Рысеву. Основной мой вопрос о недвижимости был — а какая она, ваша КВАРТИРА МЕЧТЫ? 

KAZ_3365

Если Вы сталкивались с элитной недвижимостью, уверен, знаете Дмитрия и Злату Мудрогеленко. Их дизайн-студия участвует в создании интерьеров самых интересных проектов Питера. На примере проекта «Три грации» у Таврического сада мы поговорили про сочетание классики и современности, о том, как сохранять качество, избегая суеты, и сколько же в реальности стоит сегодня премиум-ремонт.

KAZ_3458
Дмитрий и Злата Мудрогеленко, DZM
KAZ_3581
KAZ_3713
KAZ_3321
_Albedы
_Alарbedo
_Albььedo
_Albedo
_Albedo

Леонид: Дамы и господа. Сегодня мы встречаемся с Дмитрием и Златой Мудрогеленко. Я уверен, что если вы сталкивались с элитной недвижимостью, вы знаете эти имена, потому что они делают интерьеры в самых знаковых домах Санкт-Петербурга. Дмитрий, Злата, добрый день.

Злата: Добрый день.

Дмитрий: Здравствуйте.

Леонид: Спасибо, что пришли к нам. У меня очень много вопросов. Самый главный для меня — как вы все успеваете? Потому что я много с вами общался, мы сотрудничали, и я вижу, что у вас все за стороны очень размеренно, поступательно, глубоко, качественно и с прекрасным результатом. В отличие от других компаний, в том числе и в интерьерных. Ведь архитектор — это же творческая личность. Очень много сумбура. Как у вас так получается? Все четко.

Дмитрий: Но у нас в нашей компании академический подход и к архитектуре, и к проектированию, и к созданию интерьера. И мы вот этот академический структурный подход, основанный на базовых знаниях и на ремесле, и на понимании искусства, пытаемся транслировать и в реализацию этих интерьеров. То есть мы выстраиваем всегда структуру производства не только проекта создания дизайна, но и всегда продумываем четко технологию и структурируем процессы, потому как у нас академическое образование архитектурное это замечательный СПбГСУ, где у нас были даже и строительные разделы, и был предмет такой, как технология строительного производства. К примеру, было много инженерных дисциплин и конструкции нам преподносили. Поэтому вот сама как бы школа и само понимание того, как реализовать проект и как организовать процесс этой сложной многоступенчатый реализации. Я думаю, что зашито в какое-то наше ДНК нашего образования профессионального.

Леонид: Звучит очень правильно. Но я же вижу других архитекторов и дизайнеров, и именно там творческое начало, оно как-то превалирует. И появляется такая вот, к сожалению, суета. И если для нас мы продаем элитные квартиры и их ремонтируют, и ремонт — это всегда боль. А я вижу, что вам как-то удалось это наладить. Это у вас, может быть, это у вас или, может быть, у Златы какие-то такие математические, логические основы откуда-то взялись? Знаете, как будто вы архитекторы, еще и математик там как-то.

Злата: Архитекторы изучают математику в институте, высшую.

Леонид: То есть такой структурно...

Злата: Один год.

Дмитрий: Я сдавал высшую математику, у нас была высшая математика, и я был полный ноль в этом вопросе. Но я открыл папину, папину такую том реальной высшей математики, сам изучил несколько абзацев, понял, что это все не так и сложно найти площади сложных поверхностей. И по сути, если подумать,

Злата: Там Матрица…

Дмитрий: Ну, матрицы, интеграл и так далее. И, в общем то, я сдал на четверку. Как удивительно. Злата?

Злата: Я пересдала на пятерку.

Леонид: Слушайте, а просто практически правда, что у вас там веб камеры стоят на объектах, и вы смотрите, как ведутся работы. И вот одна из таких фишек для клиентов приятная. Это он тоже может наблюдать, как происходит в его квартире. Да?

Дмитрий: Да, это такая вещь, как мы даже называем это некое такое шоу строительное. У нас, в принципе, уже все строители ходят немножко артистично, они улыбаются в камеру, утреннее шоу для наших клиентов это строительство.

Леонид: Посмотреть пока за завтраком.

Дмитрий: Бывает звонок, сообщение со стороны клиента. А поставьте камеру немножко левее. А то у вас фронт работ переместился. Я бы хотел, чтобы они так ракурс было подинамичнее.

Злата: Да, у нас заказчик так просыпался с утра садился перед монитором и смотрел, когда плохо себя чувствовал, не ходил на работу.

Леонид: Странно, что не все используют ее, да?

Злата: Да, мне кажется так просто.

Леонид: На чем специализируетесь? Квартиры дома, интерьер, декорирование. Вот как у вас же есть своя специализация? На чем?

Дмитрий:  Ну вообще я хотел изначально по поводу камер сказать, почему это пошло. Потому что мы изначально очень сильно клиентоориентированная компания. Это первый момент. А второй момент по поводу того, почему мы строим, почему так получается, потому что мне лично и Злате точно также нравится процесс строительства. Мы никогда не конфликтуем со строителями. У нас строители хорошие мастера, и мы знаем, что в принципе они любят очень свое дело. И, в общем то, мы ценим и наших строителей, они ценят и нашу компанию в принципе, поэтому у нас нет противостояния между теорией и практикой, между проектированием и реализацией.

Злата:Это одна команда.

Леонид:  То есть у вас строители постоянные свои?

Дмитрий: Именно, они в штате это, это принципиальный момент, что это не рекомендации кого-то и что это не ответственность кого-то, а это наша личная ответственность. Это люди, с которыми у нас личные трудовые договора на основе паспортных данных и так далее. И это долгосрочная история. Поэтому социальные программы — это очень важно, чтобы люди чувствовали свою защищенность, которая работает в компании и социальную, и а это что значит? Это значит, что они, допустим, не работают по 12 часов в день, не работают 08 часов в день, и, значит, они делают это качественно.

Злата: В обед они спят.

Леонид: Под камерой?

Дмитрий: Ну, ну да, да. Потому что вот к вашему второму вопросу, обращаясь, мы занимаемся только жилыми интерьерами, только жилыми интерьерами и только премиум классом. И в основном это 95%, это городская недвижимость. И в этом смысле мы с вами.

Леонид: Как раз квартиры, именно только квартиры.

Дмитрий: Именно квартиры и именно жилье, хотя у нас образование градостроительное изначально. Но мы могли бы делать достаточно многие вещи и дома проектировать, и хорикой заниматься. И был такой опыт. Но мы решили сконцентрироваться на реализации жилья именно премиум класса, чтобы в этом быть максимальным специалистом. Потому что есть нюансы в мебели, в стоимости, в том, сколько вообще отведено жизни для этого пространства. То есть, например, мы делаем интерьеры, которые там от 15 лет, у них минимум срок службы. Значит, что 15 лет они должны быть актуальными с точки зрения дизайна и эстетики, использования там и так далее. В отличие, к примеру, от, допустим, хорьки, где там три пять лет это как бы край. Мы стараемся, чтобы наши вещи были реставрационныепригодные и чтобы небольшими какими то впоследствии изменениями, можно было это дело обновить или, по крайней мере, те инженерные решения, которые мы используем, они бы имели срок службы и гораздо более долгие. Вот. Вот на чем мы специализируемся.

Леонид: То есть на квартирах, интерьеры, а там дальше полный проект. То есть и проект, и ремонт, и обустройства, и декорирования. То есть это все, все все входит?

Дмитрий:  Да, абсолютно все, абсолютно все и особую роль. На чем держится наш тандем, что мы продумываем и дизайн. У нас очень сильно страна проектная, очень сильно. Злата у нас автор подавляющего большинства проектов.

Леонид: То есть Злата это вы? Я даже не знал, как раз хотел спросить, как вы распределяете обязанности?

Дмитрий: Ну, это немножко мы так вперед.

Леонид: Ничего страшного.

Дмитрий: Но при этом мы очень очень большое внимание уделяем инженерной составляющей. Это как, например, Мерседес автомобиль. То есть там есть коляска потрясающая, очень удобная, да, эргономичная. Но в то же время есть мощный двигатель инженерный, и все системы работают как надо. То есть это некий сплав, как бы и инженерной мысли, и эстетической комфортной.

Леонид: Я вот еще для наших клиентов тоже скажу, потому что и не случайно я Дмитрия и Злату пригласил, мы рекомендуем их, и наши клиенты довольны, и в том числе вот этой структурой и качеством, и процедуры выполнения ремонта. То есть это минимальное какое-то количество вопросов, и это на сегодняшний день становится очень важным. Вот то, что Дмитрий рассказывал про структуру, про эргономичность, это как раз то, от чего все страдают, когда непонятно, кто чего делает, когда непонятно, когда это кончится и так далее, и тому подобное. А вот про разделение обязанностей скажите, пожалуйста, как вы их разделяете?

Злата: Да, это наша студия. Мы с Дмитрием вдвоем ее организовали. Сначала мы работали вдвоем, большую часть даже работы делал Дмитрий. Я так помогала, можно сказать, потому что были маленькие дети. Последние, наверное, пять лет как раз мы пришли к тому, что самим сделать такой объем работы очень сложно. А главное теряется время то самое драгоценное время, которое все ценят наши заказчики, и мы ценим и вообще все ценят, и поэтому мы стали делегировать какие-то вещи, которые можно делегировать и из за этого увеличились. Увеличилось количество заказов, увеличились, даже увеличились, даже уменьшились сроки выполнения, что немаловажно, потому что раньше это занимали годы, а сейчас это год максимум полтора, два. И, конечно, также еще вырос уровень качества, потому что мы нанимаем хороших специалистов, которые работают в штате, которые делают свою работу хорошо.

Леонид:  А как вы делите это? Что вы делаете проекты, что Дмитрий больше менеджмент или как?

Злата: Да у нас мы так решили. В какой-то момент, конечно, хочется и Дмитрию проектировать, и мне заниматься организацией. И мы, конечно, Дмитрий всегда может прийти и сказать, что что-то им не нравится или что-то подсказать. И я могу прийти, сказать, что, допустим, какой-то сотрудник не справляется или какие-то корректировки внести в организацию менеджмент.

Но, как правило, я занимаюсь творческой частью. То есть подо мной дизайнер интерьеров, Дмитрий занимается стройкой, менеджментом, то есть контролирует все эти вопросы, потому что нарисовать красивую картинку, но можно, а построить ее это достаточно сложно, так как она соответствует задумке.

Леонид: Про стиль больше к вам, да? Или вместе все таки?

Злата: Слушайте, мы столько лет уже вместе работаем, и какой-то стиль мы выработали уже общий. И в принципе, да, мы друг друга дополняем. То есть иногда бывает, что у меня какой-то ступор, я не могу дальше двигаться. Я всегда могу обратиться к Дмитрию, сказать ему посоветуй, пожалуйста, может быть, что то у тебя, во первых, взгляд новый, и ему это приятно. Понимаете, поучаствовать в процессе проектирования, немножко отойти от организационной работы и чем-то таким заняться. Но есть такие проекты, которые полностью курирует Дмитрий. И проектирует и осуществляет строительство, то есть контроль.

Леонид: Скажите, вот такая у вас есть фишка, что вы каждому проекту придумываете название? Такое модное, да? И мы так сначала не замечали, потом уже заметили, какие были последние названия такие.

Дмитрий: Квартира 14.

Леонид: Квартира 14? Я такого не помню. Там были какие-то итальянско такого.

Дмитрий: Это мы как раз подходим к нашему топику, там у нас номера квартир идут, концепция, no name, знаете, то есть это бренд.

Жилой комплекс и номер квартиры.

Леонид: Сейчас мы расскажем, о чем мы начали говорить. Мы это интервью хотели делать изначально в “Трех Грациях”, но там уже начались работы строительные. “Три Грации” это замечательный дом, который Euro Строй компания, реконструирует. Я уверен, что это будет такой топ топ топ проект Петербурга, потому что там сохранены стены и высота потолков, естественно, толстые стены, высокие окна и вид, естественно, никуда не делся на Таврический сад. Но полностью начинка будет обновлена. И Euro Строй, с каждым годом у него получается более интересный проекты. Я уверен, что это будет тоже очень интересный. Там уже начались строительные работы, шумно, пыльно, поэтому мы выбрали интерьер, но чуть чуть, может быть, тоже классический. Нам Давид помогает. И как раз я знаю, что вас привлекли туда сделать несколько вариантов интерьеров для этих квартир, квартиры, там, которые видовые, самые большие, около 300 метров, даже больше, наверное, да?

Дмитрий: Больше.

Леонид: И вы не только интерьеры квартир создавали. Вы именно помогали уже застройщикам и нашим клиентам тоже сделать правильный интерьер квартиры, который еще без отделки. Чтобы покупатель, который приходит ее смотреть, мог представить, что же это будет дальше, в дальнейшем, потому что белые стены или серые, ну, не все готовы воспринять и нужно помочь. Вот, мне кажется, у вас несколько проектов было уже таких, да? То есть Безбородко вы помогали в особняке, нам тоже в отдельных квартирах помогали там в доме у моря. У нас есть проект, еще какие-то были. И вот сейчас Три Грации также вас пригласили. Расскажите, пожалуйста, что вы делаете, что получается?

Дмитрий: Но я в двух словах скажу, в чем является нашим таким прямым, мне кажется, преимуществом, фишкой, что ли, мы как архитектурно, у нас есть образование, и мы очень хорошо чувствуем. И еще мы выросли, очень много в Петербурге. Я вообще здесь родился, чувствуем саму локацию очень хорошо. И понимаем архитекторов, которые создавали эти дома. Мы понимаем их концепции неформальным каким-то языком, а умеем анализировать то, что они хотели сказать. И это касается почти всех комплексов, которые вы упомянули, и дом у моря, потому что прекрасный проект, я сразу говорю, Чобона, какие там штуки он появился, он сразу обратил на себя внимание там Леваневский мыс, ну, там уже мы про него говорить не будем, но можем говорить очень долго.

Леонид: Много очень сделали, да и Старк тоже там поучаствовал.

Леонид: Нежно.

Дмитрий: Наш друг. Да, но звезда, конечно, которая вдохновляет, безусловно, и так далее, и естественным образом мы доносим мысли архитекторов, которые, конечно, не могут дойти до интерьера в силу ряда причин. И застройщик тоже мы понимаем, по каким причинам ему иногда сложно шагнуть именно в интерьер. Вот мы продолжаем эту эстафету внутри этих пространств, и это архитектура она продолжает себя не только в эстетике, но и в инженерных решениях и функциональных решениях. И таким образом нам получается, чувствуя как бы задумки изначально архитектора продолжить эту эстафету уже внутри этого пространства. Для нас интерьер это продолжение архитектуры. Чем, собственно, он и является по своему определению. Поэтому вот такая вот история. А что касается Трех Граций, наверное, Злата, может сказать отдельно, там нас посетили просто неимоверные инсайты, когда мы работали над этим объектом.

Леонид: То есть как-то вы его прочувствовали. То есть это какая-то энергия пошла? Или от пропорций, или от дома все вместе?

Злата: Да нет, там удивительно, там планировки они живые. То есть дом был построен больше 100 лет назад, но планировки такого уровня, что, в принципе, их даже переделывать не надо. Мы в некоторых только местах где-то может быть, дверной проем перенесли, чтобы было просто более удобно. А так это вот меня это очень сильно впечатлило, потому что обычно квартиры старые дома, в старом фонде, они немножечко такие коридорного нового типа скучные, то есть там для гребенка. А здесь очень грамотно сделано было архитектором, приватная часть, парадная часть, просторные холлы. Ну, понятно, что в то время было все немножко по-другому, но клиенты премиум они и сейчас живут так же, как и жили люди 100 лет тому назад.

Леонид: Именно в таких пропорциях?

Злата: Конечно.

Леонид: Там количество спален, что спальня была на 15 метров.

Злата: Конечно, да. То есть воздух, свет и вообще образ жизни такой же, как и 100 лет назад. Но я имею в виду потребности такие же. У них есть обслуживающий персонал, у которого должен быть черный ход.

То есть квартиры в Трех Грациях, ну, они уникальны в этом смысле, потому что обычно мы начинаем свою работу над проектами, все сносим, все, оставляем только мокрые зоны. И потом начинаем заново как-то корректировать эту планировку под конкретного заказчика. Здесь так получилось, что мы походили по квартирам и выбрали ту планировку, которая очень сильно подходит конкретной семье, к примеру, прямо один в один как под потребности. И таких много вариантов именно в трех Трех Грациях.

Леонид: Я вам даже завидую. Сейчас я чувствую, как вам нравится работать с этим объектом. И когда нравится то такое что-то хорошее получается

Дмитрий: Да, у нас уже был опыт работы с историческим контекстом. Вот как раз неподалеку отсюда особняк Безбородко. Мы там работали много с планировочными структурами. И здесь произошло как. То есть вот эти вот дома начала 20 века модерна, или там, эклектика, или необарокко, они же имели. Они были созданы для людей именно люкс сегмента, даже не премиум, а люкс. Когда мы говорим о именно Трех Грациях, но жизнь этих объектов именно так, как она была задумана, длилась то недолго. Он построен в 1904 у, потом события 17 года, и вот эти 13 лет жизни этого дома. Дальше началась жизнь совсем другая. Но когда мы сейчас обращаемся к этим пространствам, созданным Карлом Ван дер Гюхтом тогда. Мы как будто бы возрождаем ту самую жизнь, для которой этот объект и создавался. Вот в чем парадокс. И на самом деле мы в этом объекте даже занимались объектом для конкретного клиента. И мы были поражены, насколько 100 лет назад эта квартира была создана специально, как будто бы для этого клиента, вот для всех его потребностей, как они там великолепным образом отработаны. Просто мы никогда столь малых изменений в квартиры не вводили.

Леонид: А можно какие то примеры вот в чем она сошлась?

Злата: Ну, как раз в том, что есть, приватная часть. Обычно мы так и все квартиры делаем. То есть есть часть, куда могут вхожи гости, а есть часть, где только хозяева квартиры. И вот эта вот приватная часть, она очень грамотно сделана поразительным коридору и комнаты налево направо. И дальше черный ход, выход на лестницу. А парадная часть это гостиная, спальня с окнами на Таврический сад, большая прихожая, отдельно кабинет с красивыми…

Леонид: Спален во двор нет?

Злата: Нет, нет. Мастер блок. То есть там как раз спальня и тут же при ней ванная, комната и гардероб. Большая столовая кухня, где даже остров встал, кабинет.

Леонид: Скажите, а вот изобилие лепки оно как-то не сильно давит? Потому что все таки на сегодняшний день не все готовы на большое количество лепки и не все к ней относятся однозначно. Как вы считаете?

Дмитрий: Но нам кажется, что как раз таки сейчас тренд идет на некое переосмысление ценностей и, может быть, благодаря событиям, связанным с пандемией. Люди как-то начинают больше обращаться не вне себя, как бы смотрят внутрь и пытаются найти ценности, которые внутри, которые, которые есть у них естественным образом. И мне кажется, что Петербург это настолько богатая история, настолько красивая история и эстетически просто великолепная история, роскошная просто. Здесь много вот таких, прямо, можно сказать, алмазов, которые до бриллианта рукой подать. Ну, прямо вот, действительно, мы так относимся, к примеру, к этому объекту.

Леонид: Не все готовы к такому интерьеру.

Дмитрий: Но вот сейчас мне кажется, что как раз тренд именно на переосмысление этих ценностей, и даже какие-то классические элементы могут появиться в современном интерьере. Но, конечно, когда оригинал там это вообще как бы, можно сказать, история абсолютно музейная.

Злата: … потолки.

Леонид: Да, но вот не все готовы к ним. Я просто видел уже какие-то вот зарисовки интерьеров, которые были. И мне кажется, вы как-то туда их вносили, в том числе и современные какие-то элементы, и с точки зрения интерьера, мебели, оборудования. И, наверное, вот на этой вот как раз называется, как эта грань историзма и современного, коллаборации, оно как-то друг друга просвечивает. Очень правильно.

Дмитрий:  Злата об этом скажет. И я скажу, наверное, подробнее об этом. Об этой концепции, абсолютно верно. Но вот для меня, для нас, архитекторов с академическим образованием от истории, мы постараемся смотреть на историю без предрассудков, воспринимать и анализировать вещи, ну, до своего максимального конца, до атома. И, например, для нас история не закончилась. В 17-м году она продолжилась и в XX веке. И тогда же было очень много всего, очень классного создано. Я вот недавно из моих личных сайтов я понял, что, например, в школе мы очень много проходили именно XIX век и по литературе, и по музыке, и по всему. И совершенно там Пушкин, Пушкин, Пушкин из года в год. А, например, авторов 19 века нет, с композиторов, то есть авторов 20-го века, извиняюсь, оговорился авторов 20-го века. Практически нет. Не поэтов писателей мало, но или там всегда вот такая вот история диссидентская, мало музыки.

Злата: Поэты Серебряного века.

Дмитрий: Ну, мы Серебряный век относим все таки к дореволюционному периоду, все таки к самому началу 20 века. А я говорю про 50 е годы, про 60 е годы, про композиторов. Ну, я не знаю, Эдуарда Артемьева или многих других композиторов, которые писали великолепные абсолютно почти современные композиции.

Леонид: Которые все слушают, все знают и в фильмах.

Дмитрий: Да. Ну, их относятся как бы легкому жанру либо какому то вообще диссидентству, чему то такому. Непонятному. И это же касается и и архитектуры. У нас было не так много хорошей современной модернистской архитектуры 20 го века, но в принципе, уже мы можем на нее посмотреть ретроспективно, и мы можем шедевры, допустим, модернистской по духу архитектуры и дизайна совершенно на равных поставить в совершенно уникальную, нео барочную архитектуру.

Леонид: Это, наверное, надо пояснить. То есть я понимаю, что интерьер классический, и его можно наполнить каким-то современным оборудованием, мебелью, светом, и он начинает играть всеми красками за счет вот этого смешения.

Дмитрий: Я хотел сказать, моя мысль заключалась в том, что когда придумал модернизм, который, допустим, когда Малевич появился, художник Малевич, “Черный квадрат”, что такое черный квадрат, это на самом деле современное круглое, желтое солнце.

Леонид: Желтое солнце?

Дмитрий: Да, он появился в спектакле авангардист тогда, в 15 м году, в 15 м году, который сказал все конец тому, что было конец академическому искусству, теперь будет дизайн. И вот современным дизайнерским языком вот эта черная солнца, вот теперь все будет так прямоугольная. И он работал на противопоставлении нового мира, старому миру. Но сейчас ретроспективно, глядя в 20 и 19 века, мы для нас это одинаковая практически история, и у нас нет противопоставления современности, скажем, середины 20 века, архаизма 19 го.

Злата: Да, вы очень доступно сказали о том, что, во-первых, в эти интерьеры не ставится же мебель, ставятся топовые позиции мебельных фабрик, которые уже относятся, наверное, к современному искусству. И поэтому получается, что искусство на потолке, искусство на стенах и искусство внутри современное. То есть это это выдающиеся дизайнеры. Как раз наши наши современники раньше, которые уже что-то придумали и поставив, и это все сделано очень качественно, потому что они тоже изначально были архитекторами, вышли из промышленного дизайна. Это всегда отточенная в пропорциях в материалах.

Леонид: Скажите, а вот там сколько эта квартира метров 300 с чем-то*

Дмитрий: 360.

Леонид: Вот как вы видите, портрет там будет жить, ну, там несколько этажей квартир. То есть это человек все таки где-то за 40, за 50. Или это может быть молодым человеком?

Злата: Очень успешным молодым человеком.

Леонид: Ну, у нас достаточно много успешных молодых людей.

Злата: Ну да.

Леонид: В том числе и клиентов.

Злата: Этот человек, если он молодой и успешный, то у него есть потребность к фундаментальным каким-то вещам. То есть он уже приелся лофтом каким-то. Ну, вот, все же молодые люди проходят через какие-то ступени.

Леонид: То есть если молодой, то достаточно уникальный.

Злата: Конечно. Это абсолютно да. Потому что вы, как правильно сказали, не все могут решиться на эту лепнина, на потолке. Понимаете? Ты же должен себя еще комфортно там чувствовать. Вот в этом очень многие. Так как я тут буду ходить в тапках и в трусах, извините, меня же нужно какой-то халат, шелковый, пижама и тапочки.

Дмитрий: Мне кажется, современные люди, вот они уже не смотрят на это, как смотрели мы, наше поколение, да? Которое вот уже нулевых годов для них нету вот этого наследия советского, то, о чем я, о чем я говорил, что нет противопоставления между современностью и классикой, а не классику воспринимают без нафталина. Прикольно, круто!

Леонид:  Классику современным как раз вот. То есть такой вот как вы делали в Безбородко. Там же можно Феррари поднять на лифте в квартиру, а квартира там в классике вы делали или там современную?

Злата:  Нет, там была как раз современная.

Леонид: Современная, как раз потому что лифт и так далее. Скажите, а вот из всего процесса вот проект ремонт, стиль декорирования вот какой самый сложный, какой самый любимый. То есть вот проект начертить, как будет? Или уже воссоздавать, или вот уже декорировать?.

Злата: Наверное, создать, наверное, создать.

Леонид: Именно про ремонт, да? Вот уже даже не когда рисуют.

Злата: Даже, ну, не то чтобы ремонт, ремонт выпрямить стены. А вот именно сделать так, чтобы это выглядело так же, как и на картинке.

Леонид: Так же, как. То есть визуализация.

Злата: Чтобы заказчик получил то, что то, что он и хотел, да.

Леонид:  Ну, там должно быть много сложностей.

Дмитрий: Но для нас Леонид это простой. Я вот могу сказать да, это такая магия magic. Вот представляете, вы что-то видели во сне какой-то образ, а потом опа, входите в комнату, а там все именно так, как у вас было там.

Леонид: Вот наши клиенты очень редко с этим сталкиваются. И в том числе…

Дмитрий:Вот самая самая мощь. Ты ходишь всегда наши проектировщики. Ну, мы даже когда появляемся на объекте и видим, как он уже в конце реализован именно так, как на картинке, когда это было в пространстве, когда это было еще в голове у автора, а потом это в жизни и у всех начинается прямо вот мурашки по коже…

Леонид: Что получилось.

Злата: Вся команда ждет этого.

Леонид:  Вот одного клиента мы вам рекомендовали последний раз, и он два года не мог решиться на квартиру без ремонта, потому что у него было несколько проектов, и мы с ремонтом ему пытались искать, потому что они боятся. Во-первых, это куча времени занимает. Во-вторых, может получиться совсем не то, что хочется, может получиться какой-то холодный или тусклый интерьер, да. Хотя планировал. Вот он все таки решился на сотрудничество с вами. Надеемся, что тоже там все получится. Ну, а другие клиенты очень часто боятся без ремонта. Поэтому квартира с ремонтом сейчас хит сезона все хотят заехать, жить сразу, чтобы чуть ли не тапочки и полотенца уже были, потому что у нас то революция, то инфляция, то эпидемия. И непонятно, что будет через месяц. Я хочу жить прямо сейчас. А какой стиль вы считаете сейчас самый такой топ в элите?

Дмитрий:  Ну, для нас топ стиль. Мы видим все таки с элементами. Ну да, мы занимаемся, конечно, премиум, люкс сегментом. Это отнюдь не минимализм и не скандинавский стиль. Это, конечно, элементы классики в той или иной, в той или иной концепции, но очень современная мебель, техника, инженерные решения.

Леонид: У него какое-то название есть какое-то?

Дмитрий: Ну, может быть, мы бы назвали это fusion.

Леонид: Ну, то есть смешение стилей все таки.

Дмитрий: Fusion с элементами такой минимализма.

Злата:  Американская классика, она популярна, это другое. Это немножко другое. По крайней мере, то, про что говорит Дмитрий, но она тоже очень востребована.

Леонид:Эклектика это тоже смешение, да?

Дмитрий: Да, эклектика это смешение, но немножко по-другому. Как бы, знаете, как это смешать, но не забалтывать вот это fusion.

Леонид: А вот про минимализм вы как то отстраненно сказали ваши клиенты не хотят минимализм или вы не хотите уже? То есть там же было много таких вот готлофтовых тем, да? Какие-то стены достаточно простые, пустые. То есть он вам как то тяжел, или он клиента не хотят?

Злата: Ну, это наши заказчики, наверное, такие.

Леонид: Заказчики больше хотят такого насыщенного интерьером. Все-таки, да.

Злата: Даже у Дмитрия было обсуждение в Фейсбуке. Мы посмотрели фильм, художественный действие которого происходит в доме, построенном, наверное, самым топовым архитектором современности, который работает, наверное, в стиле минимализм Джона Полсона. И он, конечно, абсолютно. Ну, мне как архитектору, у меня там глаз отдыхает. Я, конечно, смотрю, да, мне очень все нравится, но я понимаю, что не я, тем более не наши заказчики, там бы жить не смогли, потому что обязательно что-то хочется куда-то повесить.

Леонид: То есть вы бы тоже там было сухо слишком, да? Как-то так. То есть глаз отдыхает, что ничего не раздражает, но хочется какого-то теплоты. То есть он какой то слишком простой, он.

Злата: Он такой, знаете, как кельи, он очень аскетичный, аскетичный. То есть люди, находящиеся в этом интерьере, они должны уже достигать такого уровня дзэн, когда они все, что вокруг, это их уже не касается. То есть у них уже все внутри. И они, как вот, заходя в помещение, это все освещают и наполняют. Ну и там, конечно, еще виды он строит, извините, в Уэльсе, эти холмы зеленые, овечки. То есть никаких заборов у него там открыто одно окно, и там вид из окна. Вы можете посмотреть Инстаграм Джона Полсон все время фотографирует свой дом.

Леонид: О чем мы рассказываем, чтобы бы легче воспринималось.

Дмитрий: Да и минимализм. Надо сказать, что он, конечно, строится не на том. Есть такой термин less is more. Это меньше, значит больше. И вот всю дорогу считается, что минимализм это отсутствие чего-то. На самом деле минимализм это очень очень эстетичный стиль, где все очень очень строго и очень дорого минимализм. Они ушли как раз опять же терминами из модернизма, модернизма, какого то авангардизма, такого социально ориентированного. Но в результате они разделились. Социальная ориентация пошла, скажем так. В стиле кеи, в стиле Скандинавии, а настоящий минимализм пошел, извините меня, в дорогие сорта мрамора, в очень дорогую столярку, натуральное дерево, изысканные породы, потому что правило минимализма гласит чем проще форма, тем изысканнее должна быть поверхности и поверхности там просто достигают своего перфекта. Это абсолютно такой стиль. Поэтому. Но при этом действительно глазу не за что зацепиться еще такой небольшой фидбэк. Все-таки минимализм он стал в определенный момент моден за границей. Ну, скажем, опять же, в те же 70 е годы 20 века, вот оттуда пошел, и он как бы развивался вместе с стилем таким, как бы 80 х годов, там, вот в пику таким крупным, таким ярким панком, формам, таким вот такому, я не знаю, группе в таком стиле гламур такой вот, не знаю, Элтон Джон такой вот яркое. А это он был в пику, как бы создан вот этому стилю. И из исторического контекста его нельзя так вычленять. И создавался то этот минимализм для людей очень обеспеченных и явно для тех людей, у которых эта недвижимость, сделанная в стиле минимализма, далеко была не единственным их владением собственностью. У них была квартира в нормальном классическом стиле от Кристофера Рена в Лондоне. Вся вот такая, как мы примерно сидим, как в Трех Грациях. Ну и как бы, конечно, ему надо что то для центра, вот, как бы он увлекся отдохнуть. Давай, Джон, пусть он как раз работал с Армани, с Кельвином Кляйн. То есть для них там делал бутики. И вот это все. Он говорит Давай ка нам что нибудь не вот это вот там студия 54 в Лондоне, там Энди Уорхола, вот где все такое безумная кич такой. А вот давайте нам все таки такое вот предельно предельно строгое, да? Чтобы как учебник черно белый, мы открывали и чувствовали эту графику. Он говорит Да вот вам, пожалуйста, вот вам, но сами в таком не живут.

Злата: Джон Полсон живет в таком доме, он живет. Ну, дача может то, чего я не знаю.

Дмитрий: Оды церкви так строятся в таком стиле церкви, как кельи такая.

Злата: Ну, это куда прийти, отдохнуть глазом. А дальше потом снова.

Леонид: Вы упомянули Старка как один из авторитетов ваших. Да?

Дмитрий: Безусловно.

Леонид: А какие то еще можете имена назвать? Вот на кого вы равняетесь?

Злата:  Ну, есть плеяда известных дизайнеров, они все на слуху и так сказать, что равняюсь, наверное, нельзя. Нельзя, да? Потому что когда то на кого-то равнялся ты подражаешь. Ты создаешь, работаешь в этом стиле, а мы все-таки вдохновляемся жизнью наших заказчиков, их историей и, наверное. Вот они являются примером вдохновения, потому что это всегда незаурядные люди, это успешные бизнесмены, менеджеры, и у них всегда очень такой подход к жизни. И там как раз исчерпывается вдохновение и находятся какие-то... Потому что то, что они иногда, они просят сделать такие вещи, которые никто раньше не просил сделать. Или, допустим, там, не знаю, применить какие-то материалы или еще что-то. То есть, вот они, наверное, являются как раз.

Леонид: То есть такую дают задачу энергию, да? Но все таки я хотел какое-то, чтобы еще одно второе, третье имя назвали.

Злата:  Вот, пожалуйста, Джон Полсон.

Леонид:  Вот я услышал, Джон это Великобритания?

Злата:  Да. Это да, сэр. Братья Кастильони, итальянцы.

Леонид: А это что за стиль?

Злата: Это как раз вот они родоначальники, наверное, современного дизайна вообще. Так вот, скорее всего, Старк вдохновлялся ими. То есть это самое начало, это как раз послевоенное время, когда все военные технологии вышли в быт. Появляются вот эти стиральные машины, микроволновые печи, мотороллеры веспа. То есть это политехнический институт Милана.

Леонид: Но для Италии мы дошли. Вы же еще и мебель поставляете. У вас договоры с фабриками и полностью под ключ. И скажите вот это на 100% Италия или какие-то другие страны вы тоже?

Злата: Нет, у нас есть и отечественные производители, та же самая столярка. Мы делаем здесь наш заказ.

Леонид: Если вот…

Дмитрий: Ну, вот сейчас, да, есть немцы, немцы обладают большим сегментом в классе высокотехнологичных многофункциональных устройств. К примеру, кухня это всегда в 50% наших проектах, это немцы, потому что все-таки качество у немцев на первом месте.

Леонид: То есть оно более технологично, если про кухню говорить.

Дмитрий: Да. Обладают удивительным свойством спустя 10 лет оставаться абсолютно новыми.

Причем и нормально в эксплуатации с семьей, детьми, с первым и вторым, и третьим.

Леонид: А именно качеством?

Злата: Качество материалов, качество фурнитуру, фасадов. Ну и качество дизайна.

Дмитрий: Они приглашают итальянцев.

Леонид: Ну, наверное, приглашают все таки. Русских тоже?

Дмитрий: Но в принципе, они очень плотно на русском, на русском авангарде сидят на том же Лисицкого Малевича. Для них это икона стиля.

Леонид: Для немцев мне удивительно, наверное, они действительно какую-то коллаборации делают с итальянцами, может быть, потому что качество безупречное, все там. Но стиль нужный. Иначе получится Фольксваген.

Злата: Ну да, иначе они начнут все закручивать, закручивать полировать, и там все будет достаточно в квадрате.

Леонид: Такой популярный и классный. Какой цвет?

Дмитрий: Ну, нам действительно кажется, что все-таки больше Италии, потому что все таки русским людям менталитет итальянский, он лучше и все-таки, и все-таки, поэтому дизайн, конечно, итальянский.

Злата:Там больше жизни, больше энергии, больше солнца.

Дмитрий:  Комо. Но вы меня понимаете, да.

Леонид: Я сейчас столкнулся с мебелью, я просто вижу какое количество разных этих фабрик, какое количество разных вариантов, стилей. Такое впечатление, что в каждом домике кто-то сидит, что то такое творит.И очень хорошее качество. То есть, как кажется, итальянцы, но они же такие чего-то там забывают, не делают, не приходят. А тут прямо все так аккуратненько все.

Злата: Надо набраться терпения, и ты получишь свой качественный продукт. Но у них же не было разрыва. У них же это все передается из поколения в поколение. Мастерство и вырабатывается качество конечно.

Дмитрий: Ну и, конечно, вот как мы сказали, это нам близко вот именно нам как тандему Златы и Дмитрия, потому что мы как бы копаем все-таки в историю. У нас есть теоретический подход к, как я говорил, академический подход и к дизайну, и к мебели, в том числе он туда тоже распространяется. Итальянский дизайн современный создан именно архитекторами, потому что после Второй мировой войны они же были страной проигравшей, у них экономика была в полном упадке. И была модель. Ну, армию им запретили оружие они не могут. У них была, была программа Национальная, и до сих пор она прямо связана с фондами государственными поддержки легкой промышленности, в том числе дизайна. И когда они сказали, что мы сильны в ремесле, вот в этом всем, в резьбе это всегда дерево. Но нам это надо поставить на промышленные рельсы. И это поставить смогли только люди с архитектурным образованием, когда у них уже появилась Академия оси промышленная. Вот эта архитектура уже появилась, и они пригласили их именно Пьеру Ли Сони, вот которому мы говорили. И другие люди, которые основоположниками в результате стали Миланского политехнического института, они были с архитектурным образованием, и все вот эти ребята. Вот, например, известная арка, светильник, знаете, такой вот на…

Злата: Мраморном основании.

Дмитрий: Это Кастильо, это архитектор по образованию, где как раз конструкция и эстетика, они как бы имеют максимальные.

Леонид: То есть это известный университет миланский.

Дмитрий: Конечно. Вот мы как раз Пьеро ли Сони поставили в квартиру великолепный модернист, который сейчас актуален.

Леонид: Свою квартиру?

Дмитрий: Нет, не свою. Мы сейчас говорим про Три Грации. Это немножко, я, так сказать, спойлер.

Леонид: Я вот хотел спросить про цвет, какой цвет сезона, года? Вот какой любитель интерьеров. Какой вообще в интерьерах используете, вот такой темный?

Дмитрий: Нет, понимаете, наши интерьеры, они рассчитаны на 10-15 лет, поэтому мы не можем узко мыслить в рамках этого. Поэтому вот эти тренды мы все-таки обращаемся в своем вдохновение на более такие, как нам кажется, более более более широкие движения, а не цвет.

Леонид:  Ну, вот я просто помню, что было одно время такой он был серый, модный, потом стал кофейный какой-то такой. Мне так казалось.

Дмитрий: Я хотел сказать, что представляете, вот сейчас Злата проектирует интерьер, и она клиенту говорит Смотрите, вот самый модный цвет там желтый или серый. Он говорит Как изысканно. Проходит год, мы сдаем квартиру, а там уже другой пантон. Она говорит Ну и как же мой серый, а уже желтый. То есть ваш интерьер на момент выхода уже устарел вообще морально. И мы даже не можем использовать это в качестве какой-то отбивки. То есть это, грубо говоря, анти отбивка. Если сегодня моден, это значит, надо делать не этот. Но вот, пожалуй, вот этот цвет достаточно модный, модный, такой тренд достаточно долгий. То есть не год, Все-таки не на пантон ориентироваться.

Леонид: Его надо правильно, как-то с чем-то, да? Потому что иначе он такой грустный будет как то, ну, не во всей квартире.

Злата: Очень хороший фон. Вы знаете, вообще Санкт-Петербург сам по себе как город. Вот все говорят, что у нас несколько несколько серых цветов, да? То есть прекрасные декорации, понимаете, там какое-нибудь красное пальтишко идет на фоне этого серого.

Леонид: То есть делается это, а дальше уже акцентами можно и мебелью.

Злата: Набрать каких-то…

Леонид: Про срок. Вы упомянули, что реально это полтора, может быть год, но, может быть, и до двух. То есть это для квартиры, даже если брать там 170 метров.

Злата: Да, 170 метров абсолютно.

Леонид: А 360 все равно те же?

Злата: 360 полтора, к примеру.

Леонид: То есть 170 можно за год.

Злата: Да.

Леонид: А вот 360 уже полтора. И так уже надо очень четко все делать.

Злата: Ну, мы же не можем нарушать какие то технологические процессы. Поэтому это как раз тот период, когда, извините, высохнет вся штукатурка, и по ней уже можно будет дальше работать, ей нужно высохнуть. Поэтому есть какие-то ограничения по времени. Но если слаженная работа всей команды, то полтора года-два вполне.

Леонид: То есть полтора года.

Злата: Начиная с проекта, начиная со встречи, с заказчиком, у нас это все идет параллельно. То есть мы.

Леонид: Там все это параллельно не сделаешь, чтобы какие-то подготовительные работы, чтобы…

Злата: Ну, мы согласовываем планировку, и у нас уже выходит на стройку.

Дмитрий: Я, может быть, зря это говорю. Но вот у нас у нас действительно дизайнер, как Злата говорит, такой формат all of one. И понимаете, ведь очень многие вещи они нормирования. И правильно строители грамотные, они знают.

Леонид: Когда кончится.

Дмитрий: Да и некоторые вещи, например, в проектах, в чертежах, они их можно не обозначать. Если есть ну, можно, например, если вот, грубо говоря, приведу пример. Если нарисовано комната, жилая и жилая комната, это значит, что даже по умолчанию там по нормам должно быть четыре розетки в каждом углу на определенном расстоянии от угла и на определенной высоте выключатель. И вывод в центре потолка, это обязательно. А кухня тоже можно  высоту не привязывать. Это 1100 или 1250. Ну, грубо говоря, строитель, видя эти чертежи, он должен знать многие ответы на многие вопросы.

Леонид: То есть строители уже додумывают в процессе.

Злата: Нет, они, конечно, не додумывают..

Дмитрий: У нас привязано, конечно, все мы привязываем, но но у нас директор по строительству очень опытный строитель. Он у нас в штате, он уже три года. Мы с ним сделали еще до этого куча интерьеров. В принципе, он всегда смотрит на чертежи. Но я это к тому, что на самом деле можно начать строительство и уже подготовить еще много, много, много, много всего до того, как мы выберем, какие, в конце концов, обои здесь будут висеть. Вот, понимаете, если мы, допустим, и весь прием в параллельности в организации, что мы ведем процессы параллельно, а не последовательно.

Леонид: Ну вот, а все таки чертежи утверждаются, сколько от начала до чертежей, хотя пускай без стиля, без 3Д. Хотя бы стены поставить. Сколько это занимает?

Злата: От начала до чертежей?

Леонид: Ну вот от начала, что начали работать до чертежей готовых, мы поняли, какого размера, где чего, сколько проходит.

Злата: Но, как правило, уже на уровне планировки, да уже планировки. Сколько у нас?

Дмитрий: Ну, месяц месяц максимум. Ну, бывает, иногда больше.

Леонид: Мне кажется, человек еще будет думать месяц.

Злата: Так вот это как раз месяц где-то недели две, мы разрабатываем планировочные решения.

Леонид: То есть даже за месяц вы уже что0то выдаете, но мне кажется, месяц еще думает.

Злата: Нет, они очень быстро думают. Если им нравится, они очень быстро.

Дмитрий: Там наоборот, давай, давай и все хотят очень быстро. Время это тут именно время мы поставили как главную ценность, как бы не материальную, но все-таки самую главную ценность для наших клиентов.

Леонид: Потому что сейчас важно.

Дмитрий: Не скрою, что наши клиенты это люди состоятельные. И время для них, пожалуй, является самым главным ценностью в жизни. Тем более на фоне вот текущей, текущей международной событий все столкнулись с этими моментально, моментально событиями, которые могут произойти.

Злата: Вы же сами сказали, хотят сразу же въехать, жить уже в готовом.

Леонид: Я даже так не осознавал, что время важно. И каждое не то, что мы сейчас возьмем, будем месяц думать, так ли мы хотим или по-другому. То есть сейчас более быстро все, да? И я думаю, что у них еще это не первая квартира, им, наверное, быстрее принимать решение. То есть они примерно уже понимают, где им какой нужен метраж.

Злата: Мне кажется, что вообще, во первых, травма, нанесенные ремонтом, она самая болезненная, здесь фантомные боли, они потом всегда возникают у людей. И первые там, наверное, месяц полтора, все заказчики очень напряженные, они долго разговаривают, долго рассказывают как-то. Ну, понятно, что это сделано для того, чтобы успокоиться. И когда они понимают, что никто их здесь не обманет, никто не собирается растягивать эти стройки. И мы так же, как и они заинтересованы в качественном конечном и как можно быстро выполненным результате, тогда они так проще идут на контакт, рассказывают, то.

Леонид: Раскрываются.

Злата: Раскрываются, расслабляются. И это тоже ускоряет процесс создания.

Леонид: Про цену ремонта давайте попробуем все-таки рамки обозначить. Вот за метр мы возьмем. Вот ремонт хороший, качественный, пускай потолки будут три 20, без мебели, только со встроенной мебелью. Вот вы как считаете, за 100 000 рублей  за метр можно сделать такой ремонт?

Злата:  Качественная мебель?

Дмитрий: Нет, нет.

Леонид: Только даже со встроенной мебелью уже нет.

Дмитрий: Ну, мы говорим о, все таки, когда мы сносим все стены, когда мы делаем полностью новый микромир. Но мы можем сказать, что у нас под ключ вместе с мебелью начинается от  180 000 за метр с мебелью.

Леонид: Напольной?

Дмитрий: Напольной, вот, как мы сказали, приехал, приехали, все повесили.

Леонид: 180, значит, надо про 200 думать?

Дмитрий:Но на самом деле 180 это начало. Поэтому мы сразу или…

Леонид: Или 240?

Злата:240 это зависит уже от аппетита.

Леонид: Ну, там понятно, что можно в каждую там Версаче плитку, но просто.

Дмитрий: Но все-таки есть как бы некие премиум класса, скажем, 250. Это значит, к примеру, уже такой уверенный, уверенно премиум класс. То есть для нас есть некий параметр, ну, к примеру, как в недвижимости, вы же подходите к дому современному. Ну, вот конкретно сейчас вы сразу понимаете, ага, тут все соответствует классу большие панорамные окна, там, таких -отметок. Большие пространства планировки у нас, в принципе, такой же примерно есть набор, что там крупноформатный керамогранит, там инженерная доска там на наклеены основания жестким способом, там соответствующие.

Там много разных. Фурнитура, мебель, соответствующую фабрик и свет качественный, продуманный дизайн. Проект выдающийся. То есть это все, что достойно публикация в глянце, в глянцевом журнале таком, как салон интерьер, это работа.

Леонид: Журнал очень хороший, обращаю внимание, называется это достойно.

180 страниц лучших квартир в городе. И Дмитрий здесь часто у нас участвует, дает интервью. Очень рекомендую. Извините, что вас перебил, но не могу не оторваться.

Дмитрий: Да, я надеюсь, что публикация наших материалов, которые периодически бывают в вашем журнале, они вполне соответствуют.

Леонид: Абсолютно.

Вот. И интерьер он так также построен, и мы позиционируем такое качество, что внутри, внутри стен, внутри вот этих всех подготовок. Качество такое же, как на верхней поверхности. То есть если копнуть, иногда можно даже найти прямо такое качество, что я думаю, зачем такое промышленное качество мы делаем на всех этапах. На самом деле качество финальное, оно формируется в самом нижнем слое, как принцесса на горошине. Вот будет там горошек, будет бугорок.

Леонид: То есть сейчас мы посчитали, включая мебель 180 000 рублей за метр. Это минимум, наверное, думать про 200, а 250 это уже будет все правильно, да? Ну, вот так.

Дмитрий: Ну, у нас есть такая вилка, скажем так, 180 - 250 это премиум. То, что выше 250 это люкс или 180-300, это премиум класс. Мы так называем то, что выше 300, это уже люкс класса.

Леонид? То есть выше 300 даже может быть?

Дмитрий: Конечно. Но топовые бренды, например, немецкие кухня Италии высоких брендов, мебель, например.

Злата: Ну, то, что там говорили произведение искусства.

Леонид:  Да. Это уже как раз когда мы идем к три грации, там должно быть уже Три Грации, потому что иначе уже не получится, так скажем.

Злата: А как это, извините, соответствовать гипсовой лепнине на потолке?

Дмитрий: Да, там висит необарокко, значит, там должен быть бакарат Филиппа Старка. Ну, он для бренда Баккара делает много всего. То есть он на самом деле, Филипп Старк работает для аристократических домов, в основном Европы, делает им частные интерьеры. Для людей с очень серьезными оффшорными счетами в оффшорах.

Леонид: Скажите, у вас есть же дети? Да?

Злата: Да, есть.

Леонид:  А сколько?

Злата:  Две девочки.

Леонид:  Две девочки. Замечательно.

Злата: На предпоследнем курсе Института.

Леонид: Уже взрослые даже. Да. А на кого учатся?

Злата: Она учится на гейм-дизайн.

Леонид: Гейм дизайнер. Это что такое?

Злата:  Ну, это, я так понимаю. Это наше будущее. Будущее наших детей, виртуальное пространство. Ну, это игры. То есть, ну, она художник.

Леонид: Где она учится?

Злата: Политехнический там есть, это петербургский.

Леонид: А вторая?

Злата: В школе учится.

Леонид: Тоже творческая?

Злата: Да, конечно, да. Это очень удивительно. Обычно на первых детей ты больше фокус внимания у тебя и ты видишь, как они ходят в школу, как они добиваются каких-то результатов. А второй ребенок он как бы так для любви. А потом раз и обнаруживаешь, что он очень хорошо рисует.

Леонид: Вы сами рисуете?

Злата: Да, но не рисуем. То есть рисовать умеем. Но есть архитекторы, которые рисуют сами, художники с удовольствием. Я им всегда восхищаюсь. Сами мы не рисуем. Я могу нарисовать, конечно, но так, чтобы сесть и нарисовать натюрморт.

Леонид: А девочки вам что нибудь помогают в проектах дать свой взгляд? Нет еще? Попробуйте.

Дмитрий: Они гордятся достижениями. Публикациями в журналах, наградам профессиональным, которые тоже имеются, несмотря на то, что мы клиентоориентированным. То есть можно быть и клиентоориентированным, в то же время интересным с точки зрения профессиональных… То есть тут нет противоречия. Но знаете, иногда бывает, что вы там типа под клиента, тут все сделали какую-то безвкусицу как он захотел.

Недавно обратная связь, клиент, он говорит Я больше всего боюсь, что вы будете слушать наши хотелки, которые вот, допустим.

Леонид: Да, важная вещь.

Дмитрий: Пойдете на поводу у наших. Даже не думайте об этом.  Ну, я уж не стал говорить, может быть, спокойными, но в принципе, можете быть спокойны. Да, мы как бы совместим приятное с полезным.

Леонид: Я хотел, чтобы представили у вас идеальные квартиры две девочки. Вы сколько метров она должна быть? Какая самая большая комната будет помещение в этой квартире? Сколько метров? Вот что бы вы все сделали?

Злата: Конечно, должна быть гостиная, потому что большая.

Леонид: Ну сколько?

Злата: Ну, 360, ну, 300 метров квадратных. Давайте посмотрим на ситуацию чуть шире. Дети они, конечно, уходят из дома, но сюда хочется, чтобы они могли иметь возможность туда вернуться. Поэтому, конечно, должны быть какие-то комнаты с расчетом на то, что они придут с парой, придут с внуками, и чтобы они могли вместе собраться, а не вот так вот в этой маленькой комнатке.

Леонид: Нет, мы говорим о таком правильном жилье.

Злата: Вы же спрашиваете про квартиру, мечты, про абсолютно. Поэтому зачем себя ограничивать? Замок и замок нет.

Леонид: Нет, ну вот вам бы интересно было жить Три Грации?

Злата:  Да, я думаю, мне было бы очень интересно. 

Леонид: Или все-таки приверженцы Петроградской стороны?

 То есть смогли бы переступить через себя и переехать?

Дмитрий: Я там жил 24 года рядом на Пушкинской улице. Я вырос почти в таком же доме, почти в такой же квартире. Там поменьше потолки, там не три, не четыре.

Леонид: Вот это 360 она помещается вчетвером там?

Злата: Да, четверо можно поместиться. Я думаю, что это как раз тот размер для семьи из четырех человек, когда еще дети, допустим, разнополые. И есть обслуживающий персонал в виде няни, к примеру. И есть, допустим, какие-то родственники, которые приезжают, не которых ты укладываешь на диван раскладной в гостиной и утром ходишь, их будешь. А когда у них есть полноценная своя гостевая комната, мы же говорим о таком уровне.

Леонид: Абсолютно только так, да. То есть 360. Сколько там гостиная?

Злата: 60. Спальни по сколько?

Злата: 45.

Дмитрий: Ну, там, наверное. Ну, может быть, 30, мы так уж совсем не помним, но 30 хорошо для спальни с высоким потолком красиво.

Леонид: Еще и гардеробная рядом со спальней добавляется?

Дмитрий: Да.

Леонид:  Вот гардероб по вашему, сколько должно быть метров, что вот я сегодня уже упоминал, там мы делали интервью еще одно сегодня, что гардеробная часто является причиной смены квартиры. То есть людей все устраивает, но у них, ну, они там решили, что там 10 метров или ровно им хватит вообще там, для всей семьи. А оказывается, что надо не 10, а больше. Они готовы менять квартиру, только чтобы все это было красиво и правильно. Вот как вы считаете, размер гардероба на сегодняшний день сколько?

Злата: Полноценный гардероб? Ну, я думаю, что минимум 15 метров на одного человека.

Леонид: На одного человека минимум 15 метров. Это такая комнатка, чтобы зайти, да, походить, поставить там какой-то столик.

Злата:  Очень часто еще гардероб. Это же не то, чтобы место силы, это место уединения. У многих женщин там стоит туалетный столик, там, не знаю, диванчик, и можно прийти вечером и посидеть какое-то время перед тем, как выйти их домочадцам.

Леонид: То есть вот она стала какой-то такой...

Злата: Да, но это нормально, это нормально. Вы знаете есть личное пространство.

Были на экскурсии в городе Сортавала, и нам гид рассказывал, что у финнов у них было такое. У них есть типовые решения. Это большие гостиные, высокие потолки, и это типология жилья. А у нас, к сожалению, в какой-то момент ушло в маленькие площади. Поэтому когда мы говорим 15 метров минимум для гардероба, для одного, для одного человека, да, наверное, для кого-то это звучит немножко дико, но это нормально, абсолютно нормально.

Леонид: Я уже видел по 100 метров там.

Злата: Ну да, у некоторых иногда бывает спальни меньше, чем гардеробные.

Дмитрий: Ну, это все таки, мне кажется, из разряда мечты. Потому что все-таки все таки, ну, все таки люди пытаются сейчас современные гардеробные системы, они достаточно удобно. И когда высокая высота, большая высота потолков, можно сделать систему хранения в два уровня, 2,5. И, конечно, вот иногда люди выбирают все-таки между большой гардеробной и большим пространством, открытым все-таки по компактнее. То есть тут, мне кажется, два тренда есть. Одни говорят, что нам нужна, допустим, большая спальня и маленькая спальня вообще никуда, а другие скажут мы там только спим, и пусть это будет малюсенький европейский такой подход. Зато большая гостиная будет. И вещи мы скажем, мы не будем держать гардероб, который мы не носим, мы будем функционально к этому подойдем и с использованием очень современных вот этих вот систем, там, с подсветкой, со стеклом, с зеркалами. Мы сделаем это компактно, но зато будет большая ванная, комната. Ну, то есть всегда мы, к сожалению, должны выбирать между. Такая жизнь. Мы ставим как бы приоритеты и приоритеты.

Злата:  Конечно, да. Но если мы говорим об идеале, то это должно быть так. И, во-первых, вещи ты должен видеть всегда перед глазами, потому что, когда ты поднимаешь вещь этажом выше, ну, назовем это так своего уровня, ты про нее забываешь.

Леонид:  Забываешь.

Злата: Поэтому и у нас даже она заканчивается. Нам не нужно, чтобы стеклянные двери были, потому что я не вижу вещи, я не помню о них.

Леонид: Спасибо. У нас несколько раз. Из таких вот блиц вопросов. Маленький вопрос, маленький ответ. Можно отвечать практически не думая. Вот вопросики достаточно простые. Ну, например, первый вопрос. Вот на сегодняшний день что вам не хватает в жизни? Какая ваша мечта?

Злата: Путешествия не хватает.

Леонид: Да, я думаю, что сейчас легкий ответ можно дать.

Злата: Да, путешествия. Ну и, соответственно, новых эмоций, связанных с путешествиями.

Леонид:  Да, да, чуть чуть выезжаем, но каждый раз все это сложно, непонятно.

Злата: Да, это всегда только сложная конструкция.

Леонид: Самый умный человек, с которым вы общались?

Дмитрий:  Но это точно, не буду называть его фамилию, но это из плеяды наших клиентов. Это всегда на самом деле бывает, когда ты такой клиент, который ты можешь прикоснуться.

Леонид: То есть он не просто так достиг вершины.

Дмитрий: Любой любой клиент, не просто так.

Леонид:  Вопрос только к Дмитрию. На сколько лет вы себя ощущаете?

Дмитрий: На 44. Да, вот на свой возраст я очень его ценю, потому что у меня много сил, много энергии и очень много знаний. Поэтому я считаю, что классный возраст для моей профессии. Дети уже подросли.

Злата: Считается, что это вообще возраст, становление архитектора.

Леонид:  А именно…

Злата:  Раньше так говорили. Есть энергия, ты можешь открывать свою мастерскую и работать самостоятельно.

Дмитрий: Ну, мы по сути, так и сделали.

Злата:  Чуть раньше. Да и там уже степень ответственности и опыта.

Дмитрий: Я в хорошей форме. То есть 44 хорошая форма.

Леонид: Если бы вам сейчас дали 100 000 000 рублей, на что бы вы их потратили?

Дмитрий: Я бы их отложил.

Леонид: Ну, то есть что-то для пассивного дохода, да?

Дмитрий: Вот если говорить о ценностях, мне больше всего не хватает время и пассивный доход бы мне дал возможность. Это была покупка времени по сути, я бы купил время.

Леонид: А хороший ответ. А если бы вам дали 100 000 000 $?

Дмитрий: Долларов?

Леонид: Да.

Дмитрий: Но, если 100 000 000 $, может быть…

Злата: Мне нравится, как он раскрывается

Дмитрий: Ну, я бы еще немножко положил бы в пассивный доход. Потом подумал бы, подумал ну, чтобы он был, чтобы моя жизнь при пассивном доходе была.

Злата:Я думаю, что такая сумма, она не терпит быстрых ответов.

Дмитрий: Там бы открылись совершенно четко бы темы, связанные с с благотворительностью. Я бы сделал точно бы очень красивую жизнь для себя, для своих близких людей. И свою бы тоже, конечно, сделал красиво. Много объектов недвижимости, красивых по городу. Вообще, я недавно остановился на мысли, что недвижимость это определенные для нас, это определенная язык общения со Вселенной. Это определенный язык постижения пространства.

Леонид: Это, наверное, такой архитектурный взгляд, взгляд архитектора. То есть через недвижимость.

Дмитрий: Да. И вот как раз говорить о недвижимости иногда классно, как я говорил, локация. Мы заходим, анализируем всегда очень здорово. И поэтому есть город, где хочется иметь, ну, как бы знать, владеешь много объектов.

Леонид: Бриллиант в городе, да? Можно их купить, создать, отремонтировать и весь город.

Дмитрий: Есть Париж, который мы очень любим.

Леонид: Уже не хватит тут на все города. Ну, то есть у нас есть клиенты такие, мы их называем коллекционеры недвижимости. То есть они покупают для удовольствия. Кто-то картины покупает, кто-то квартиры. Вот я знаю Тиньков Олег, у него квартира около Эйфелевой башни, и он там редко бывает, но она его так очень греет, что вот у него такая есть, у него вторая квартира, у Адмиралтейства, и он там почти не бывает, но она ему такое воспоминание молодости. То есть это именно коллекция. С балкона он смотрел когда-то концерт Стинга на Дворцовой или кого-то. Ну, то есть это такое для души. Последний вопрос, чтобы жить полной гармоничной жизнью главное это?

Злата: Любимая работа и здоровая семья.

Леонид: Любимая работа и здоровье семьи. Отлично! Спасибо большое за интервью. Я думаю, что всем будет интересно. Спасибо, что пришли. Ждем с удовольствием ваших новых проектов и будем им восхищаться.

Опубликовано 11.04.2022

Есть ли что интересное в статье?Вы по-другому видите? Выскажитесь, порекомендуйте.
Нажимая на кнопку, Вы соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Вас может заинтересовать
«Amo» 12-я Линия В.О., 41 212м² Скачать полную презентацию
«Леонтьевский мыс» Ждановская ул., 45 248м² Скачать полную презентацию
«Институтский, 16» Институтский пр., 16 103м² Скачать полную презентацию
«Новый Колизей» Маяковского ул., 3Б 275м² Скачать полную презентацию
«Ботаника» Аптекарский пр., 5 131м² Скачать полную презентацию
imageПолучить консультациюУзнайте мнение эксперта как выгодно продать Вашу квартиру

Выберите свой мессенджер или позвоните

Нажимая на кнопку, Вы соглашаетесь c политикой конфиденциальности